“Невозможно слушать одну и ту же музыку”, – интервью с владельцем магазина виниловых пластинок Diskultura

Несмотря на доступность пиратской музыки и растущую популярность таких сервисов, как Apple Music или Spotify, многие люди все-таки предпочитают слушать музыку с виниловых пластинок.

Почему они это делают и какой в этом смысл? Чем музыка с винила отличается от музыки из интернета и как развить у себя музыкальный вкус? Чтобы получить ответы на эти вопросы, я решил поговорить с DJ Mavr – киевским диджеем с более чем двадцатилетним стажем и владельцем самого известного в Украине магазина виниловых пластинок – Diskultura.

Специально для ИНФОЛАЙФа.

“Мы продаем не пластинки, мы продаем музыку на пластинках. Человек приходит в магазин, он знает пару групп, и мы ему позволяем развиваться дальше. Он может что-то отслушать в магазине, услышать какой-то совет от продавца и пойти дальше. Музыка — это процесс, невозможно все время слушать одну и ту же группу и ждать, когда на YouTube появится новый клип или кто-то в блоге напишет про какую-то группу”

Фото – Дмитрий Олейник

– Расскажите про себя, чем вы занимаетесь помимо магазина?

– Я занимаюсь диджеингом с 1998-го года. Всю жизнь я занимался музыкой, мне это было интересно. Я не играл ни на каком инструменте, я как раз классический меломан – человек, который хорошо ценит музыку. Поэтому я стал диджеем, мое увлечение пошло дальше и в какой-то момент я начал собирать пластинки. Потом я понял, что у нас их негде купить и решил открыть магазин. До этого я продавал диски, кассеты, я хорошо разбираюсь в музыке и в какой-то момент понял, что это мое и стоит попробовать. На тот момент, когда я открывал магазин (2009 год, – ред.), мне все говорили, что я сумасшедший.

– Как вы решились открыть магазин, учитывая, что это не самый прибыльный бизнес? Откуда вы знали, что есть люди, которые будут покупать пластинки?

– Я не знал будет ли кто-то их покупать, но есть такое чувство, когда ты делаешь что-то от души и понимаешь, что лучше, чем это, ты ничего в мире не сделаешь. Диджей – это тоже продавец музыки. Человек, который играет музыку в клубах он тоже продает ее тем, кто ее слушает. Неважно, скачивают музыку бесплатно или покупают, купить не значит заплатить. Купить – это сам процесс, когда ты к чему-то готов, когда ты что-то принимаешь в себя. Это не обязательно выражается финансово.  И когда люди слушают в клубе музыку от диджея, они ее принимают в себя, по сути говоря, они ее уже купили.

Фото – Дмитрий Олейник

– А в целом ваш магазин все-таки приносит какую-то прибыль, или же это больше занятие для души?

– Вертолетов и яхт я, конечно, не имею, но он мне позволяет жить, к тому же я еще параллельно работаю диджеем. Каждый день магазин расширяется, если пять лет назад у нас был просто джаз, то сейчас у нас и bop и hard bob, jazz fusion, jazz funk, soul jazz, modern jazz. Есть уже отдельные разделения по музыкантам: Майлс Дейвис, Джон Колтрейн и так далее. Того же джаза у нас уже очень много. А когда-то начинали с того, что у нас была просто табличка «Джаз».

-Кто ваши покупатели? Это больше взрослые люди или молодежь? Может, меломаны?

– К нам приходят все категории людей. Я изначально старался охватить все сегменты общества и сейчас стараюсь удерживать баланс. Есть люди, которые просто хотят чего-то модного, есть те, кто хочет просто шорох винила послушать, им, например ближе какой-нибудь Фрэнк Синатра. Есть люди, которые гоняются за раритетами, есть те, кому надо найти клубную музыку для диджеев. У каждого свой подход и я стараюсь охватить их всех, потому что если я где-то что-то упускаю, то соответственно упускаю и прибыль. Я считаю, что в этом и состоит музыкальная эрудиция, которая охватывает различные сферы музыки, а не одно направление, которое ты сам слушаешь, а всегда стараться охватить больший сегмент. Мне всегда было интересно продавать не только музыку, которую я сам люблю, мне было интересно продавать музыку, которую я не люблю. Мне было важно понять почему я ее не люблю и разобраться в этом. Это как открывать новые миры, как поехать в какую-то экзотическую бедную страну – ты там жить не собираешься, но интересно как другие люди там живут. Таким образом ты поглощаешь эту культуру, ты ее принимаешь и опять-таки покупаешь и потом ты ее можешь продать. Потому что лучше всего продавать ту музыку, которую ты сам купил. К нам в магазин может прийти рокер, диджжей или любитель какого-то афробита или классики, и каждый найдет свое.

Фото – Дмитрий Олейник

– Я видел у вас в магазине иностранцев, неужели есть те, кто специально едут в другую страну в поисках какой-то пластинки?

– В принципе сейчас это можно переслать с помощью почты, но другие меломаны как я могут просто приехать в какую-то страну и отправиться смотреть местные виниловые магазины. Более того, в Европе таких меломанов гораздо больше, чем у нас, там это старая и более развитая культура.

– У вас в магазине абсолютно разные пластинки. Старые, новые, иностранные, советские, где вы их берете?

– Абсолютно по-разному. Могу поехать на отдых, никак не связанный с работой и даже там умудряюсь найти пластинки. Например, летом я ездил на Кипр, там вообще нет винил-шопов, но все равно я там нашел людей, созвонился, приехал на квартиру и привез оттуда десяток пластинок. Как-то я тоже куда-то ездил и увидел, что на мусорке просто лежат пластинки. Это как к богатому липнут деньги, так и к меломану липнут пластинки, их можно везде найти. Когда-то давно ездил в Грецию, еще до «винилового бума», лазил по магазинам и в одном из них нашел очень пыльные пластинки, продавец даже не знал, что с ними делать, они не продавались там лет десять. В итоге я купил прикольные раритетные пластинки.

Фото – Дмитрий Олейник

– Вы сказали «виниловый бум». Что вы имеете ввиду под этим понятием?

– Это современная тенденция, нормальный процесс, когда заработок людей достигает какого-то минимума и у них уже есть деньги на какие-то излишки. Люди, которые не имеют фантазии подсаживаются на наркотики. Те, кому нравится эстетизм, кто хочет развиваться в музыке доходят до пластинок.

– Как вообще формируется цена на пластинку и от чего она зависит?

– Цена зависит от возможности достать пластинку. Чем больше желающих купить и меньше самих пластинок, тем цена становится выше. Если конкретно говорить о цене, то синглы стоят 200-300 гривен, а альбомы 600-1000 гривен. Но все равно нет стабильной цены, скажем, первые издания The Beatles стоят 1300-1500. Самые дорогие пластинки, например, я не выставляю в магазине, а держу дома и продаю через интернет. Бывает и такое, что пластинка вчера стоила два евро, а сегодня она уже стоит двести. Это как с картинами, художник может сначала не продаваться, а потом кто-то купил одну его картину за большие деньги, и цена остальных его картин возрастает. С пластинками приблизительно тоже самое. Тут нет стабильной цены, как цена на хлеб, поэтому с пластинками интереснее, они не зависят от каких-то экономических факторов, а больше зависят от трендов и других моментов, которые не как не пересекаются с классическим бизнесом. Поэтому я и занимаюсь этим делом, оно идет врознь с обычными бизнес-моделями, тут интереснее и есть азарт. Иногда я знаю, что есть какая-то попсовая пластинка, которая будет продаваться, но мне интереснее привезти другую, менее попсовую, чтобы она лежала у меня в магазине и все заходили и говорили: «Ух ты! Класс!». Это гораздо приятнее и круче, по сути говоря, эта культовая пластинка может сама не продаваться, но она продает другие пластинки. Люди приходят туда, где есть всякие интересные штуки, а не просто набор из того, что вчера повыходило.

Фото – Дмитрий Олейник

– Расскажите, как вы сами «подсели» на пластинки?

– В какой-то момент я понял, что перестал ценить музыку. Ее очень много и чем ее больше, тем сложнее в этом всем что-то заметить. А винил позволяет погрузится в музыку. Особенно когда ты это купил, особенно когда не был уверен в том, что покупаешь. Ты начинаешь слушать и задумываешься, чем эта пластинка привлекательна, почему ее выпустили. Это касается в основном старых пластинок и называется диггинг (dig англ. – рыть, копаться). Сейчас артисты выпускают пластинки, потому что это модно. В России выпустили Михаила Круга на виниле, ну какая тут культура? Есть пластинки, которые не перевыпускают, они выходят какими-то тиражами и со временем становятся дороже и дороже.

– Чем отличается прослушивание музыки с того же компьютера, от прослушивания с винила?

– Скажу сразу, что я за MP3, оно нужно и причем в свободном доступе. Пусть люди слушают так, если они не готовы платить за музыку. Для меня MP3 это возможность прослушать музыку и понять нужна она мне на пластинке или нет. Если артисты выпускают музыку и ее нигде нельзя послушать, то как понять, надо ее покупать или нет? Винил я считаю посредником между артистом и слушателем. Ты обращаешь больше внимания на музыку, углубляешься, начинаешь какие-то нюансы замечать, какой-то барабан начинаешь слышать, который ты до этого не слышал. Самое главное, что ты музыку ценишь. Винил – это уважение к самой музыке. В самом звучании разница тоже есть, но лично я на этом не делаю акцент. Кто-то, наоборот, углубляется в HI-FI звучание. Я не совсем понимаю этих людей, потому что они останавливаются на какой-то музыке, берут, например, Pink Floyd и слушают один альбом в разных версиях вместо того, чтобы послушать что-то другое. Гоняться за звучанием это не плохо, это тоже какой-то своеобразный путь эстетического развития.

Фото – Дмитрий Олейник

– Какое будущее у винила и есть ли оно?

– Я думаю, что конечно «виниловый бум» когда-нибудь пройдет. В любом случае, люди, которые любят музыку всегда будут слушать винил. Важно то, что это физический носитель, как книга или картина. Выходит какой-то тираж и с каждым годом этот тираж все меньше и меньше – кто то выкинул, кто-то поцарапал и получается, что количество уменьшается и растер раритетность, винил повышается в цене. Мы же ценим, например, средневековую посуду, хотя никто с нее не ест. Со временем винил просто будет иначе восприниматься.

– Вы помните свою первую пластинку? Какие ваши самые любимые?

– У моих родителей были пластинки, а первая, которую я купил сам в школьном возрасте – группа «Кино» альбом «Ночь». Когда я уже более стал сознательно покупать пластинки, то первой стала «New Order – Blue Monday», я ее в начале двухтысячных на барахолке нашел. Дома у меня уже коллекция из пяти с половиной тысяч пластинок, сложно назвать что-то одно. Есть с автографами, они мне близки и дороги, хотя и таких очень много. Например пластинка с саундтреком к «Малхолланд Драйв», я ее купил по вменяемым деньгам, а сейчас она стоит минимум 400 евро, но мне ее не хочется продавать, потому что я люблю этот фильм и мне нравится саундтрек.

Фото – Дмитрий Олейник

– Как развить у себя музыкальный вкус?

– Если взять как пример книги, то ребенок сначала читает сказку про Колобка, потом Жюля Верна, кто-то останавливается на этом пути и всю жизнь читает Дарью Донцову, а кто-то развивается дальше, приходит к Улиссу или Сорокину. У человека меняется общее восприятие мира и человек соответственно сам меняется, становится духовно богаче. С музыкой тоже самое. Это направление и одна из составляющих развития человека. Самое главное в виниле – это понятие «диггинг». Его можно применить ко всему. Бывает кто-то пишет в Facebook «Накидайте каких-то фильмов посмотреть» или что-то еще в таком роде, это не развитие. Это как если бы ребенок каждый раз спрашивал у родителей сколько будет дважды два, вместо того, чтобы посчитать самому. В процессе «диггинга» ты можешь зацепиться за какую-то группу, посмотреть на каком лейбле она выходит, потом начинаешь слушать другие группы с этого лейбла, смотреть кто музыканты и в каких группах они до этого играли, смотришь в каком это стиле и что еще есть похожего. Есть миллион зацепок, которые можно раскручивать как клубок и находить новые и новые вселенные. Музыкальные продавцы тоже могут помочь, подсказать каких-то новых артистов в стиле того, что нравится. Так можно очень долго в каком-то жанре копаться, а потом, когда надоест, перейти на соседние поджнанры, ты идешь дальше и это все бесконечный процесс путешествия по музыке.

Фото – Дмитрий Олейник

Предлагаем также прочитать другой материал Инфолайфа – рецензию на новый фильм “Стекло”, в котором режиссер объединил истории героев из двух предыдущих картин: “Неуязвимого” и “Сплита”.

Общался – Шутаев Дмитрий

Фото – Олейник Дмитрий

Загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...